В Москве прошла международная конференция по регулированию распределенных реестров

31 мая в стенах московской Высшей школы экономики прошла международная конференция по регулированию распределенных реестров DLTReg’ 2018.  Блокчейн конференцию проводили Ассоциация ФинТех и Технический комитет по стандартизации «Криптографическая защита информации» (ТК 26). Большая часть мероприятия была посвящена вопросам регулирования инновационной технологии. Среди спикеров точки соприкосновения юриспруденции и информационных технологий искали представители таких компаний, как Deloitte, B&N Bank, Симплоер, РАКИБ, Внешэкономбанк, а также Гамбургский институт прикладных наук.

Сессия 1: Возможности использования, аудит, уязвимости и принципы правового регулирования смарт-контрактов

Сформировалось толкование смарт-контрактов с точки зрения стандартов ISO или любых других стандартов, что могло бы в будущем развязать руки крупному бизнесу: Смарт-контракт – это распределенный код, исполнение которого происходит с помощью распределенного реестра и требующего валидации (подтверждения).

Прошло 5 лет с момента реального появления смарт-контрактов, но в мире до сих пор нет законодательной базы. Основные проблемы регулирования смарт-контрактов, по мнению специалистов, заключаются в их необратимости, если стороны внезапно захотят изменить условия договора, и в том, что договоры находятся в руках не юристов, а программистов. Нужна программируемая правовая база – заложение в систему юридических аспектов.

На данный момент смарт-контракты не рассматриваются с точки зрения юридической силы, в особенности, из-за разных законодательств в странах. В идеальном сценарии представляется, что умные контракты будут иметь юридическое значение с некоторыми законодательными условиями, часть которых определялась бы уже существующими документами.

В целом, всем удобнее определять смарт-контракты как программы, зарегистрированные в распределенном реестре. Это программный алгоритм, обладающий функциями исполнения обязательств и контролем за исполнением обязательств.

Эти «цифровые волеизъявления» обеспечивают выгоду для бизнеса, так как снижен негативный человеческий фактор, дешевле администрирование, денежный поток предсказуем, меньше споров с исполнением обязательств. Они выгодны в сферах договорного права (аренда, поставки, агентирование, неустойки), интеллектуальной собственности (роялти) и корпоративного права.

Конечно, в банковской сфере автоматизирование исполнение контрактов — это хорошо, без сомнений, но как остановить процесс, если стороны хотят пересмотреть и изменить условия договора?

Сессия 2: Цифровые финансовые активы, налоги и практические аспекты проведения международного ICO

Германия легализовала криптовалюты по принципу — что не запрещено — то разрешено. Также размышляют и другие либерально настроенные страны, однако в России дела обстоят иначе. Центральный банк негативно настроен к криптовалютам, во многом из-за общего запрета на денежные суррогаты. Все движется к тому, что российское законодательство пытается сформировать новую систему законов для цифровых активов, что совершенно невозможно в кратчайший срок – следует регулировать распределённые реестры и применять уже существующие законы, адаптируя их под инновационный сегмент.

В Европе стараются разделять специфики токенов и обеспечить соответствующие виды регулирований: криптовалюта, инвестиционный токен, токен-услуга. Россия же идет по стопам Белоруссии и склоняется к тому, что все токены одинаковые и должны быть одинаково регулированы.

Остаются непонятными вопросы о том, какой круг инвесторов должен участвовать в ICO, где должны обращаться токены и какие должны применяться меры по защите прав инвесторов. Текущие законы не выдерживают никакой критики. На данный момент самые благоприятные места для проведения ICO — это Кайманы и Швейцария.

Крупный бизнес в России активно интересуется перспективами внедрения блокчейна, использования криптовалют и проведения ICO, но пока не предпринимает шагов в этом направлении из-за опасений категорического запрета, уголовного преследования и введения налога на доходы в криптовалюте. У Минфина и Налоговой службы по прежнему неопределенная позиция.

Чтобы провести ICO в России, с учетом текущих законов, придется регистрироваться на площадке Московской биржи, вводить ограничения для инвесторов (суммы отсечения – максимальная сумма привлечения и общие доходы инвесторов), и даже после этого нет никаких гарантий, что процедура пройдет без проблем.

Секция 3: Технология Блокчейн в юриспруденции. Поиск баланса между недооценкой и переоценкой

На конференции также внесли ясность в понимание сути «распределенных книг». Распределенные реестры могут быть «контролируемыми», «неконтролируемыми», и даже гибридными — не стоит думать, что децентрализация не может быть подконтрольной. Существуют различные системы со своими аспектами и проблемами. Где-то лучше использовать блокчейн, где-то распределенную обработку данных, отличную от блокчейна.

«Отдельная головная боль для всего криптосообщества – вопросы трансграничных переводов»: подразумевается, что разные иностранные компании могут иметь кучу проблем при различных законодательствах относительно распределенных реестров и криптовалют.

Примеры использования технологий:

  • Ключи материальных активов
  • Операционный и бухгалтерский учет торговых операций
  • Краудфандинг

Важность внедрения распределенных реестров:

  • Повышение безопасности
  • Тестирование новых технологий без участия государства
  • Исключение инфляционного фактора для валюты

Имплементация Блокчейн-технологий в систему учета прав на бездокументарных ценных бумаг

Виды имплементации:

  • Применение децентрализации к существующим реестрам (с созданием верификаций и наблюдательных нод)
  • Исключение операционного посредника

Препятствия имплементации:

  • Опосредованное осуществление прав (передача ЦБ)
  • Доступ к информации ограниченного доступа (банковская тайна)
  • Применение последствий недействительности сделок

Перспективы имплементации:

  • Точечное регулирование (оборот неэмиссионных ценных бумаг в электронном виде)
  • Перерегистрация прав у регистратора на основании смарт-поручения в автоматическом режиме (сделка БЦБ осуществляется P2P на блокчейн-платформе)
  • Специальные виды распределенных сетей с внедренными смарт-законами
  • Переход от реестра прав на конкретные бумаги к реестру профилей владельцев любых бумаг (ноды – регистраторы)

Секция 4: Практическое применение распределенных реестров в рамках российского законодательства

Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ) на данный момент формирует реестр криптобирж с отрицательными показателями (мошеннические, недобросовестные). Также ими создается реестр ICO с показателями надежности и поддерживается горячая линия по проблемам ICO. Комитет по развитию блокчейн технологий РАКИБа ставит перед собой следующие цели:

  • Сбор и анализ данных с разработкой системы рекомендаций
  • Создание учебной программы по безопасной работе с биржами и ICO
  • Мероприятия раз в 4 месяца (конференции, мастер-классы, круглые столы)
  • Участие в сторонних мероприятиях
  • Создание клуба криптосообщества (заседание раз в месяц)
  • Еженедельные обзоры и программы во всех соц. сетях
  • Работа с населением, повышение грамотности, в связи с большим количеством обмана в России
  • Имеется опыт международного взаимодействия

Основная задача РАКИБа: создание на базе российских решений цифровой платформы для государственных нужд, которая будет сертифицироваться по всем требованиям российского законодательства.

В конце конференции выступали представители Внешэкономбанка и Mos.ru, которые, несмотря на неопределенность в законодательстве, активно изучают технологию распределенных реестров и уже тестируют ее в своих пилотных проектах.

Резюмируя главный посыл конференции, можно сказать, что блокчейн – это квинтэссенция технологий, которые когда-то давно собрал некто Сатоши Накомото, и с этой точки зрения её регулировать не нужно. Однако с точки зрения выгоды, которую мы получим, и как сильно получившийся в результате продукт блокчейна размоет границы дозволенного (из мысли о том, что свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека), регулирование должно быть международным и в обязательном порядке.